Россия — защитница христиан?

01/07/2014

Американский сайт The Daily Beast опубликовал материал об иракских христианах, которые на фоне многолетней кровавой вакханалии в их стране начинают искать поддержки у России.

Россия - защитница христиан?

Россия — защитница христиан?

Ашур Гиваргис — глава Ассирийского патриотического движения, уже два года энергично убеждает Кремль поддержать потенциальное ассирийское христианское государство на севере Ирака. В январе этого года он прибыл в Москву на встречу с российскими чиновниками. «Они заверили в своей поддержке дела ассирийцев, но мы стремимся к тому, чтобы Россия заняла серьезную позицию [по этому вопросу] на международной арене».

«Запад — не христианский», — рассказывает сотрудник Халдейской католической церкви Азиз Эммануэль аль-Зебари. — «Они уничтожили нас, поставив у власти правительство, которое опирается на исламские секты, а нам в этом правительстве нет места».

В глобальном мире, где Россия претендует на статус одного из основных центров притяжения сил, претендентам необходимо обладать не только сильной экономикой, ресурсной базой, многочисленным народонаселением, мощной армией, но и собственным мировоззренческим концептом — нести миру свой уникальный набор ценностей.

В этой связи вспоминается 6 декабря 2011 года, когда президент США Барак Обама выпустил знаменитую директиву, объявляющую борьбу за права сексуальных меньшинств за рубежом приоритетом американской внешней политики. С учетом того, что на Ближнем Востоке Государственный департамент регулярно опирается на радикальные исламистские силы, образ Вашингтона в глазах христиан всего мира приобретает все более отчетливые негативные черты. Надеяться на его поддержку «в случае чего» явно не приходится. Скорее наоборот — из-за океана приходится только ждать беды.

А вот Россия — совсем другое дело. Страна наша последние годы упорно демонстрирует всему миру намерение жить собственным (традиционным) укладом, не разрушая, а оберегая христианские ценности, как базовые для русской цивилизации. Естественно, такая Россия — консервативная и традиционная, достаточно сильная, чтобы остановить агрессию против Сирии и бросить вызов американскому всемогуществу — такая Россия, нет сомнений, будет привлекать к себе все больше и больше симпатий и надежд. Всех христиан. Не только ассирийцев.

Нам, ее гражданам, конечно, хорошо известно, что мы сами еще далеко не православная страна — скорее более по форме, чем по содержанию. Однако, глупо отрицать тот факт, что данная роль — роль защитницы христиан — подходит нашему Отечеству более чем. Тем более, что так уже было в нашей истории. Но если на международной арене такой статус вряд ли кто будет всерьез оспаривать (банально некому), то внутри страны ему мешает одно обстоятельство — как известно, в России живут не только христиане (православные), но и представители иных конфессий. И представители этих конфессий достаточно многочисленны, чтобы вызывать у нас опасения по поводу межрелигиозного мира, коль скоро Кремль заявит себя той силой, что намерена защищать права христиан по всему миру.

По сути, ситуация та же самая, как и в случае с национальным вопросом, где наличие множества титульных народностей на территории Российской Федерации не позволяет разным добрым людям считать возможным проведение в России русской национальной политики.

Ошибка данного подхода — в нелепых опасениях относительно ущемления прав иных народов. Как будто политика, основанная на РУССКОМ национальном интересе, приведет к угнетению и унижению чеченцев, якутов, татар и всех прочих. С чего вдруг возникли такие опасения? Все же признают государствообразующий статус русского народа. А это автоматически означает, что интересы русского народа и интересы образуемого им государства совпадают. Температура русских — это средняя температура по больнице. Хорошо русским — хорошо всем. Плохо русским — плохо всем.

Аналогичны, в смысле такой же беспочвенности, и страхи относительно православного характера русской государственности. Дескать, страна у нас не монорелигиозная — и мусульмане живут, и буддисты, и иудеи давно уже не в черте оседлости.

Довольно странное возражение с учетом того, что Россия и до революция была страной, где жили те же самые народы, исповедовавшие те же самые верования. И ничего страшного. Все считали романовскую империю православной. И это ничуть не мешало мусульманским и иным народам в ее составе спокойно жить и развиваться. Да иначе и быть не могло. Ведь православный характер государственности не означает тотального крещения всех и вся и насильственного воцерковления. Нет. Мы лишь провозглашаем господство православных ценностей, доминирование русской культуры, на них основанной. Грубо говоря, верьте в кого угодно, но вот людей кушать нельзя. Кто же здесь кого ущемляет?

У Православия и у того же традиционного ислама очень схожий набор ценностей. Ислам, кстати, тоже выступает против каннибализма и такие культы рядом с собой не допускает. В православной России мусульмане всегда спокойно жили и живут под полной защитой и протекцией государства, цель которого — поддержание в том числе и межрелигиозного мира. Опыт всей нашей государственности — живое тому свидетельство. Да, православная Церковь — первая среди равных в России, по своему историческому праву. Но она выступает в роли своеобразного религиозного ледокола — и туда, куда приходит она (в школы, в армию…), туда следом за ней идут муллы, раввины, капелланы и так далее.

Каким образом защита Россией прав христиан по всему миру может нарушить межрелигиозный мир в ней самой? Неужто наши мусульмане чувствуют свое единство с салафитскими бандами, заливающими кровью Сирию, Ирак и другие страны, в которые пришла американская демократия? Да нет же. Так чего тогда бояться защищать христиан, которых убивают осатаневшие сектанты, назвавшиеся мусульманами? Настоящие мусульмане страдают от них не меньше.

Мы глубоко убеждены, что такой статус России возможен и вовсе не является «архаикой», «пережитками прошлого» и «имперскими комплексами». Коль скоро, сегодня мы заявляем свои претензии на положение мировой державы, какие же это пережитки прошлого? Другое дело, что наше массовое сознание в силу непонимания вопроса боится такой «радикальности». Но это не дефект самой идеи. Это дефект ума российского общества, которое категорически пока не желает в таком ключе обсуждать фундаментальные вопросы своего бытия и своего будущего.

Нужно просто начать этот разговор. Тем более, что верховные власти России сами заговорили о «духовных скрепах». Может они просто ждут нашей (народной) ответной реакции?

Поделиться в соц. сетях

Комментарии