Мы наш, мы новый рай построим

09/06/2014

«К нашему удивлению, стали даже оперировать тезисом о том, что Советский Союз с его коммунистической доктриной, по крайней мере, оставался в рамках выработанной на Западе системы идей, в то время как новая Россия возвращается к своим традиционным ценностям, коренящимся в православии, и вследствие этого становится еще менее понятной».
Министр иностранных дел РФ С.Лавров, 05.06.2014

zQMYwvoObws
Не думаем, что у Сергея Лаврова позиция Запада вызывает удивление. Такой эрудит, как он, однозначно понимает: именно в религиозных пластах национального сознания и менталитета кроется наше глубинное расхождение с современной западной цивилизацией.

Заинтересовало в его словах другое — мысль о том, что Советский Союз существовал в рамках выработанной на Западе системы идей. Причем министр иностранных дел озвучивает тезис наших «партнеров», явно внутренне соглашаясь с ним. Его удивляет не содержание тезиса, а сам факт использования: кому-то не нравится, что Россия решила пожить своим умом, опираясь на собственные духовные традиции? Ничего себе…

Так вот. Мысль высказана весьма для нашего сознания нетривиальная. Мы-то привыкли к тому представлению, будто коммунизм (социализм) и либерализм — есть два противоположных друг другу мировоззрения, противоположных и друг другу противостоящих. Кстати, именно на противостоянии СССР и США такая позиция во многом и основывается, что есть большая ошибка. Государства вообще противостоят друг другу на протяжении всей человеческой истории. Рим и Карфаген. Англия и Франция. Франция и Германия. СССР и США. Исчез СССР, его место занял Китай. Обычное, в общем, дело.

Не играет какой-то фундаментальной роли и разность экономических формаций. Вопрос о праве собственности на средства производства и порядке распределения добавочного продукта — всё это лишь область технологии. Тогда как генезис и внутреннее идейное содержание либерализма и социализма, их принципальные основы, свидетельствуют о теснейшим родстве и общей природе.

Обе доктрины берут свое начало в эпохе Просвещения, разрушившей «старый мир» за счет отказа от христианства как фундамента, базиса собственной философии. Люди, названные почему-то «Просветителями», убедили окружающих в торжестве идеи Прогресса и наступлении царства Разума. Для этого, правда, пришлось забыть про Бога. Реагируя на «Небесную механику» Лапласа Наполеон сказал ему:

— Великий Ньютон всё время ссылается на Бога, а Вы написали такую огромную книгу о системе мира и ни разу не упомянули о Боге!

И Лаплас ответил:

— Сир, я не нуждался в этой гипотезе.

Место Бога занял сам человек, культ его личности, его права и свободы, его желание земного счастья. Правда, лишившись религиозной свободы права и свободы закончились пропагандой греха, а желание счастья — банальным консьюмеризмом, но поначалу все эти благостные фантазии народам пришлись по нраву. По собственной воле и с радостной надеждой на грядущее светлое будущее они сами нырнули с головой в революционный омут.

И вот беда — на выходе получилось совсем не то, о чем мечтали Руссо, Вольтеры и Дидероты. Народовластие, права и свободы индивида, научный взгляд вместо «средневековых предрассудков» и многое другое — всё это привело исключительно к дикому капитализму с его жесточайшей эксплуатацией, несправедливостью и неравенством. В политике же, вместо народной воли, но зато под разговоры о народном благе, правил свой бал большой капитал, развлекая читающие газеты массы политическим цирком продажного парламентаризма.

Вполне естественно встал вопрос: а этого ли мы все ждали? Конечно же, нет, ответили себе разочарованные народы. Именно так, после неудачи с воплощением идей либеральной демократии в конце XVIII — начале XIX столетий, родилась идея демократии социальной. Сначала в лице социалистов-утопистов Сен-Симона, Фурье, Оуэна, а уже им на смену пришел научный социализм Маркса и Энгельса.

Однако, сколько бы имен и теоретических разновидностей (вплоть до анархизма) мы здесь ни упоминали, следует четко понимать одно: ничего принципиально нового в мировоззренческий фундамент Просвещения внесено не было. По сути, изменился лишь способ распределения продукта. Все же базовые посылки остались теми же самыми — это было общество материалистов, неистово стремящихся построить земной рай.

Наверное, многим это покажется странным, но СССР и США ставили перед собой одну цель — общество достатка и потребления. Только СССР обещал такой уровень всем своим гражданам, а США обещали лишь возможность его добиться — самым ловким, самым смелым, самым предприимчивым. Но суть была одна.

В итоге именно США и западный мир смогли выиграть планетарную гонку за комфорт. И именно поэтому СССР так внезапно рухнул — никакой поддержки в обществе в момент своего падения социалистическая доктрина не имела. В глазах народа, пускающего слюни на полные витрины западных супермаркетов и мечтающего о джинсах, социализм проиграл либерализму в эффективности достижения их общей цели. И народ сделал вполне ожидаемый выбор в пользу более эффективной (как ему тогда казалось) системы.

P.S.
Сегодня Россия вновь стоит на цивилизационном распутье — необходимо определиться с той ценностной, мировоззренческой системой, в рамках которой пожелает развиваться наше общество. Народу предстоит решить, ради чего он собирается жить дальше и строить свою государственность. Какую фундаментальную жизненную цель он себе ставит.

Именно поэтому обеспечить подлинную свободу собственного выбора — наша главная задача, и для начала было бы неплохо по-настоящему разобраться в альтернативах. То, между чем мы выбираем — это действительно выбор? Или его иллюзия?

Поделиться в соц. сетях

Комментарии