Святые атеисты

28/05/2014

Процитируем самих себя:

«Я не верю в Бога, но я никого не убиваю, не ворую, жене не изменяю, детей приучаю к честности и порядочности… Так зачем мне нужен ваш Бог?»

Довольно стандартная позиция, которую озвучивают современные атеисты. Но почему-то никто не обращает внимания на ее абсолютную надуманность, на то, что она не имеет под собой совершенно никаких оснований, особенно в реальном жизненном опыте, на который якобы и ссылается.

Атеизм2
Для начала давайте разберем эту атеистическую формулу на составные части и посмотрим действительно ли всё так благостно и добродетельно, как рапортуют самодовольные господа-безбожники.

«Я не ворую»

Это да. По чужим сумочкам шуровать специалистов у нас — раз, два и обчелся. Но мы же не только карманника Кирпича подразумеваем, когда речь идет о краже, правда? А когда взяточку берем на работе, за что-нибудь безобиднное совсем — например, «за ускорение процесса согласования», это как называется? Или небольшой «откатик» себе организуем, в качестве премии за хорошую работу, причем это же не обязательно среди чиновников — это среди всего нашего народонаселения довольно распространенная забава. Под названием «тащи с работы каждый гвоздь, ты здесь хозяин, а не гость». И мало кто считает такое поведение чем-то зазорным. Скажи человеку, что он грешит, так посмеется только. А когда мы сами взятки даем, а когда долги не возвращаем, а когда обманываем партнеров по бизнесу?…

Господа-атеисты, кто у нас еще не-вор остался?

«Я не изменяю жене»

Ну-ну. Особенно смотришь на статистику разводов в стране нашей богоспасаемой и душа радуется. Вот, например, «Российская газета» от 18 июля прошлого года сообщает: «Россия прочно удерживает на планете сомнительное лидерство по количеству разводов. Если 10 лет назад распадался каждый третий брак, то сегодня — каждый второй… На развод людей толкает измена, считают 24% опрошенных». А сколько адюльтеров остается не раскрытыми, тайными для обманутых вторых половинок? И процесс-то идет! Уже вовсю внедряется в массовое сознание представление, будто измены — это не смертельно, и, вообще, иногда они даже нужны, главное только «чтобы вторая половинка не узнала». Тогда можно. Если не узнает, то и нормально.

Ну а правда: что плохого в легкой освежающей интрижке на стороне, если вторая половинка не узнает?

«Я приучаю детей к честности и порядочности»

Ого. Вот это новость. Осталось теперь только понять, откуда у нас тогда столько проблем с младыми поколениями и почему они нас все время неприятно удивляют. Возможно кто-то удивится, но именно оттуда: в нашей совершенно нехристианской, полуязыческой стране дети в значительной массе растут капризными, своевольными, не приученными к труду, без уважения к старшим, часто совершенно невоспитанные, а точнее воспитанные на дурном примере своих нерадивых родителей. Да, появился «средний класс», у которого есть возможность вкладывать в своих отпрысков много денег, давать им «хорошее образование» и прочая-прочая. Но, во-первых, это весьма небольшой процент на фоне остального населения. А, во-вторых, богатая и обеспеченная семья еще далеко не гарантия воспитания порядочного человека. Очень часто, да сплошь и рядом, мы видим примеры как раз обратного.

Кстати, насчет примеров. Ну покажите нам уже этих прекрасных атеистов, приучающих детей к честности и порядочности. «Без этого вашего Бога». Покажите многодетные атеистические семьи, где детей с малолетства приучают быть честными и порядочными, где царит любовь и уважение. Православные-то как раз могут показать, на любой приход зайдите и будет вам такая семья, да не одна. И всякий, кто имеет опыт соприкосновения с детьми, скажет: дети из православных, воцерковленных семей, дети, получающие образование в рамках православной культуры, в православных учебных заведениях — это уже совсем другие дети в сравнении с «обычными». Как говорится, небо и земля. Настолько все очевидно.

«Я никого не убиваю»

Убийц у нас действительно маловато. Уф. Ну наконец-то! Святые атеисты с незапачканными человеческой кровью руками. Вот только про аборты мы скромно умалчиваем — это же не считается, не видно. «Человека-то еще не видно», а в тазик с разорванным тельцем эмбриона мы предпочитаем не заглядывать. Про самоубийства тоже скромно молчим — когда пьянством, наркоманией, различным невоздержанием сокращаем дни собственной жизни. Одно время, совсем недавно, был период, когда среди моих знакомых постоянно проходили новости: умер такой-то (чей-то дядя, отец и пр.), молодой мужик, нет 50 еще или около того. Прям как будто целая эпидемия была. И 50 лет словно красная черта. Понятное дело, почему мужчина умирает в таком возрасте. Не берегут себя. Убивают. А христиане еще, например, считают, что грешат против шестой заповеди и тогда, когда желают другому человеку смерти, не оказывают помощи, живут с окружающими людьми во вражде и ненависти. Про духовные убийства и духовную смерть мы и писать не будем (а там совсем всё печально: «горе тому человеку, через которого соблазн приходит»).

Такой вот получился экспресс-анализ жизненного кредо святого праведного атеиста. И большая просьба не считать все вышенаписанное злобным наветом на людей, не верящих в Бога, не надо истерик на тему «На себя-то посмотрите! Вы у нас святые что ли?»

Конечно, мы не святые, друзья, и речь вовсе не идет о нравственном превосходстве христианина над атеистом. У христиан тоже всё плохо, представьте себе. Точно также как и атеисты, мы убиваем, воруем, изменяем своим вторым половинкам, обманываем, завидуем, ненавидим, небрежно относимся к родительским обязанностям… Всё это у нас присутствует в куда большей степени, чем нам бы хотелось. И по этому показателю мы не отличаемся от атеистов.

Мы отличаемся в другом.

Как бы мы себя не любили и не оправдывали все свои прегрешения, но так или иначе мы знаем, что грешим. Мы знаем, что мы ЭТО делаем. Это покажется неправдоподобным, но даже одна такая мысль, мысль о том, насколько мы грешны и насколько мы далеки от нравственного идеала, одно только стремление к идеалу, к совершенству, пусть даже нереализованное, одно осознание того факта, что он, идеал, все же есть, — одно только это в состоянии удерживать человека (и целые народы) от сползания в пропасть окончательного морального разложения.

Однажды хороший знакомый сказал мне как-то в разговоре приблизительно следующее:

«Понимаешь, человек, который хотя бы для виду ходил в университет, ради галочки получая высшее образование, он в любом случае культурнее провинциального гопника, который был лишен возможности слышать слова «кафедра», «сессия», «диалектика», «Гегель», «квантовая физика». Столичный лоботряс, по чем зря протирающий штаны в аудиториях, повсюду окружен представлениями о должном, о высоком. Он знает, что такое культура, что такое образование. Понимает их достоинства, дышит их атмосферой, пусть сам и не стремится к познанию плодов цивилизации. Провинциальный же гопник всего этого лишен. Его кругозор лишен таких понятий, они для него из другого мира, из поднебесья. На человека с высшим образованием он смотрит как на диковинку. Наличие диплома делает из тебя в его глазах профессора. Пусть он даже ненавидит тебя за это, но ты для него в любом случае «ученый». Хотя всего-то просиживал штаны на лекциях и с трудом пересдавал каждую сессию. И, тем не менее — такая разница в культурном уровне у двух по хорошему одинаково безграмотных и невежественных людей. Всему виной — окружающая среда. Среда, окружающая столичного лоботряса, безо всяких усилий со стороны последнего дает ему мощное преимущество в сравнении с таким же лоботрясом, но лишенным аналогичного окружения».

То же самое можно сказать о влиянии религии на человека.

Общество, в котором нет узаконенных религией нравственных представлений, в котором религиозный дискурс в самом широком смысле не стоит на повестке дня одним из главных, где полную власть получили Культ Потребления и Религия Комфорта, а о Боге вспоминают исключительно так, чтобы было удобно это делать и не нарушался привычный ритм жизни, в таком обществе нравственная деградация стремительна и не вызывает сомнений. Мы буквально становимся ее свидетелями.

В обществе же, не выталкивающем религию на периферию социальной жизни, уважающем ее права в сфере воспитания и положительного формирования личности, в обществе, среди членов которого присутствует живая религиозная вера, где атеисты видят настоящих христиан рядом с собой и где даже они, атеисты, подсознательно воспринимают идею Бога, внутренне осознавая бессмысленность человеческой жизни без Вечности, в таком обществе элементы упадка, конечно, тоже присутствуют, в той мере, в какой оно христианское только лишь по названию, но в любом случае срок жизни такого социума куда дольше, чем первого, и всегда имеется масса возможностей для преодоления разрастающихся социальных язв.

Поделиться в соц. сетях

Комментарии