ЦЕРКОВЬ И ПОЛИТИКА

27/02/2014

Подавляющее большинство граждан, вовлеченных в обсуждение социально-политической жизни страны, несмотря на всю разницу во взглядах и позициях, охотно соглашаются с одним — глубинные причины кризисных явлений в России рубежа XX-XXI веков имеют природу не материальную, а духовную. Не полезные ископаемые наши исчерпались, не в технологическом отставании от Запада прежде всего дело, а именно в плачевном духовно-нравственном состоянии русского общества. Отсюда и ставший уже традицией поиск национальной идеи — идеологии, которая придала бы осмысленности жизни всякого гражданина и нации в целом, поставила бы перед нами верные ориентиры, дала бы нам надежную опору в повседневной деятельности.

Со сказанным трудно не согласиться, но только непонятно, что же конкретно надо делать и в каком направлении двигаться. Ибо разговоров ведется великое множество, мутных рецептов спасения предлагается не меньше, а воз и ныне там — никто ничего толком не понимает. И каждый раз мы начинаем «общественную дискуссию» с самого начала. Настала пора прекратить этот пошлый политологический балаган и прямо уже заявить с самых высоких официальных трибун: тот духовный подъем, который в настоящее время остро необходим в деле возрождения России и излечения ее многочисленных социальных язв, невозможен без мощного христианского влияния на политику.

К сожалению, сегодня такая формула вызывает внутреннее смятение ума. Причем не только в наглухо секуляризованном нашем обществе, но и в самой церковной среде. «Не втягивайте Церковь в политику» — девиз, вполне разделяемый и мирянами, и клиром. Однако, весьма сомнительно, чтобы данная формула была порождена действительно религиозным духом. Скорее это некоторый расхожий штамп, проникший в наше сознание за десятилетия, если не столетия атеистической, антиклерикальной пропаганды, и очевидно мешающий трезво взглянуть на вещи и понять наконец-то что есть Церковь и какова может и должна быть ее роль в политическом развитии любого христианского общества.

Давайте разбираться.

1.
Без всякого сомнения, нельзя вмешивать Церковь в политику в узком смысле этого слова, то есть нельзя превращать ее в одного из участников политической борьбы за власть. Церковь по своему назначению не может быть ни орудием политических партий, ни даже главой их. Дело Церкви — спасение душ человеческих. Вне зависимости от партийных и любых иных симпатий. Но в том-то и дело, что «политика» в широком смысле вовсе не безразлична для этой задачи, а потому не может быть в полной мере ограждена от церковного влияния.

Будет великой ошибкой отрицать, что плачевное состояние народного духа в сегодняшней России не только поддерживается, но отчасти даже порождается современными политическими формулами и формами. Благодаря чему, как не политике, зло и разврат приобретают статус нормы в нашем обществе? Не политика ли создает необходимые условия для пропаганды греха в современном мире? Не политика ли в западном мире навязывает населению ценностные установки, очевидно несовместимые с христианским духом?

Но если всё так, кто же в таком случае осмелится сказать, будто бы Церковь не должна «лезть» в политику? По нашему мнению, совершенно излишне здесь доказывать, что, напротив, Церковь обязана сделать все для вразумления людей и для устранения тех факторов, что приводят целые народы к нравственной деградации и буквально вырождению.

2.
Расхожее мнение, что Церковь, дескать, некомпетентна в вопросах политики и управления, глубоко ошибочно. Если христианское учение ведет к Небу, то оно научает и тому, как жить на земле, чтобы прийти к Небу. Христианство есть цельное мировоззрение, на наш взгляд, наиболее всеобъемлющее из всех. И, конечно же, оно не может не знать истинных, здоровых основ социальной жизни. Эта мысль убедительно доказывается всей историей Европы, изучая которую мы наблюдаем благодетельное влияние христианства на судьбы народов.

Став прочным фундаментом новой цивилизации, оно не уклонялось от воздействия на общественную и политическую жизнь, а, напротив, всегда было одним из могущественнейших ее факторов. Именно в эпоху господства христианства европейцы развили до высочайшей степени свои силы, создав выдающиеся образцы культуры и государственности.

А что произошло после, когда 200-300 лет назад в европейском сознании случился драматичный переворот и тысячелетнее развитие цивилизации, основанной на Новом Завете, было остановлено представлениями о том, будто базовые социальные законы есть нечто относительное, зависящее от произвольных желаний индивидов? Произошло то, что сегодня очевидно и в доказательствах не нуждается. Традиционные взгляды на общество, на семью, на личность были объявлены «устаревшими» и «реакционными», не соответствующими «духу времени».

И вот сегодня мы имеем сомнительное удовольствие наблюдать как благородные позывы отцов-«просветителей» построить рай на земле закончились практически отрицанием института семьи, основы основ любого здорового общества. Дело уже доходит до отказа от самой гендерной идентичности человека — стираются межполовые различия! Словно некая могущественная сила проводит над всеми нами глобальный эксперимент по выведению новой породы homo sapiens.

3.
Христианское мировоззрение имеет особенную способность поддерживать здоровый, естественный ход развития социальной жизни, так как оно в высшей степени антиреволюционно. Это не означает, что христианство «реакционно» и якобы против тех улучшений жизни, которые у нас принято называть «прогрессом». Речь о том, что христианская идея по природе своей эволюционна и потому несовместима с идеей революции, т.е. с переворотом фундаментальных внутренних основ общественной и политической жизни.

Христианство бесспорно меняет законы существования социума, но ни в какие подобные перевороты не верит и совершенно их отрицает самой идеей Божества, создавшего законы человеческого существования. Законы столь же незыблемые, как и законы физического мира.

Единственный великий, подлинный переворот, о котором учит наша Церковь, — это наступление Царства Небесного. Но эта «революция» — за рамками человеческой истории, вне наших скромных сил и возможностей. «Се творю все новое» (Откр. 21:5). Тогда изменяется и небо, и земля… Но до тех пор в течение своего исторического существования человечество живет, и будет жить по тем же внутренним законам, как и всегда жило. Всегда будет социальное расслоение и неравенство. Всегда будут отношения власти и подчинения. Всегда будет традиционная семья как необходимое условие продолжения рода человеческого.

Христианство вовсе не против процесса развития социальных учреждений. Но лишь говорит о том, что этот процесс должен оставаться на твердой почве неизменных законов существования человеческого общества.

Воздействуя на общество, христианство не разрушает его прежние устои, пытаясь изобрести некую «идеальную» социальную форму, но воздействует прежде всего на дух человеческий. Никогда Церковь не выступала против рабства. И что? Разве христианская эпоха не отменила этот языческий пережиток? Разве сегодня мы не смотрим на него с отвращением?

То изменение, которое христианство произвело в мире, всецело зависит от его влияния на личность и уже косвенно отражается на действии и построении политических институтов, в отношении которых наша вера чрезвычайно терпима и допускает их чрезвычайное разнообразие (от американской демократии до русского самодержавия). Будучи по существу несовместимо с революцией, христианство открывает все пути эволюции, способствуя развитию всех заложенных в обществе сил, в зависимости от того, какие именно политические условия наиболее выгодны для конкретной нации в конкретный исторический момент.

To be continued…

церковь-и-политика

Поделиться в соц. сетях

Комментарии